Карта сайта



  •  
  •  
  •  
  •  

А. Демкин

ЕЖИК В ТУМАНЕ


апокрифическая мифология детской сказки.

© 2011, Андрей Демкин,СПб.
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала "Ежик в тумане" разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

Миф, потерявший социальную значимость, становится сказкой.
И. М.Тройский *

* Тройский И. М. Античный миф и современная сказка // С. Ф. Ольденбургу: К пятидесятилетию научно-общественной деятельности. 1882-1932. - М., 1934.

"Ежик в тумане" - фильм, снятый в 1975 году режиссером Юрием Норштейном, был создан по мотивам одноименной сказки писателя Сергея Козлова – автора многих известных детских сказок и сценариев для мультфильмов («Трям, здравствуй», «Львенок и Черепаха») . В 2003 г. «Ежик в тумане» был признан лучшим мультипликационным фильмом «всех времён и народов» по результатам опроса 140 кинокритиков и мультипликаторов разных стран.

Образная глубина фильма "Ежик в тумане" вызывает множество бурных эмоциональных реакций зрителей. Как любое талантливое художественное произведение этот короткий мультипликационный фильм кроме фактического, предметного содержания, имеет сложное символическое и аллегорическое значение, которое оказывает многоуровневое воздействие на зрителя. Кто-то, может быть, тронут детской беззащитностью и милой наивностью детской сказки о ежике и межвежонке, кто-то может увидеть и символическое и аллегорическое значение, созданное сказочным образом. Однако, кого-то из зрителей затронет и мнимое значение содержания сказки, вовсе не следующее из фактических событий. Если же спросить человека, что именно затронуло его душу, то скорее всего мы не получим точного ответа: зритель может находиться под впечатлением внутренних, рожденных в глубинах его подсознания образов, которые не связаны ни с фактическим, ни с мнимым символическим значением картины.

Существует несколько уровней интерпретаций содержания мультфильма "Ежик в тумане". Детские психологи говорят о катарсическом отражении в фильме основных детских страхов: прежде всего страха смерти, и как частных его проявлений - страха темноты и страха перед неизвестностью, которые счастливо разрешаются по ходу сюжета. Переходя на уровень выше, можно интерпретировать содержание фильма "Ежик в тумане" как отражение страхов ребенка перед взрослением и первыми самостоятельными выходами в Большой мир, полный опасностей, но такой притягательный. Поклонники Виктора Франкла наверняка заметят попытку Ежика заполнить экзистенциальный вакуум жизни – структурировать свою жизнь подсчетом звезд.
Знатоки психотропных средств наверняка заметят в мультфильме "Ежик в тумане" образы «затуманенного» наркотиками сознания, характерные для острого галлюцинаторного психоза: белая лошадь, огромный филин, нетопырь, дубовый лист, падающий с неба, грозящий раздавить Ежика.

С точки зрения аналитической психологии, ночное путешествие Ежика представляет собой отражение психоаналитического сеанса, когда человек начинает знакомиться с символическим содержанием своей бессознательной сферы. Ночь, туман, вода – все это символический ряд сферы бессознательного, темного и непознаваемого. Однако и не такого страшного, как могло бы показаться зрителю на первый взгляд: филин лишь неотступно следует за Ежиком ( Образ Тени по К.Г. Юнгу), иногда являя из тумана (Бессознательное) свой пугающий лик. «Некто в воде» выносит Ежика на берег, а Пес помогает воссоединиться с важной потерянной частью себя, служащей источником наслаждения – баночкой малинового варенья.



На первый взгляд может показаться, что все интерпретации разнятся между собой и представляют собой субъективные взгляды людей, обремененных определенными «фильтрами» собственных знаний и характерного жизненного опыта. Попробуем разобраться, не содержится ли в мультфильме "Ежик в тумане" еще более глубокого смысла , своеобразной универсальной первоосновы, способной объединить в едином восприятии фильма людей с различным образованием, национальной культурой и взглядами на жизнь.


Прежде всего, обратимся к творчеству автора Сергея Козлова. Возможно, в его сказках мы найдем некоторые подсказки, своеобразные зарубки на стволах деревьев в лесу вдоль неприметной на первой взгляд тропинки. Сергей Козлов написал цикл миниатюр о Ежике и Медвежонке. Несколько произведений привлекли наше особое внимание. Налицо вырисовывается весьма характерный образный ряд, сознательно заложенный писателем в произведения. Прочтите короткую зарисовку «Звуки и голоса». Здесь и далее мы выделили в тексте ключевые слова, на которые следует обратить особенное внимание:

- В полудреме, Медвежонок, можно вообразить все, что хочешь, и все, что
вообразишь, будет как живое.
И тогда-то...
- Ну!
- Тогда-то...
- Да говори же!
- И тогда-то... слышны звуки и голоса. Ежик глядел на Медвежонка большими круглыми глазами, как будто сию минуту, вот прямо сейчас, догадался о чем-то самом важном.
- И кого ты слышал? - шепотом спросил Медвежонок.
- Сегодня?
- Ага.
- Зяблика, - сказал Ежик.
- А вчера?
- Лягушку.
- А что она сказала?..
- Она - пела. - И Ежик закрыл глаза.
- Ты ее и сейчас слышишь?
- Слышу, - сказал Ежик с закрытыми глазами.
- Давай я тоже закрою глаза. - Медвежонок закрыл глаза и встал поближе
к Ежику, чтобы тоже слышать.
- Слышишь? - спросил Ежик.
- Нет, - сказал Медвежонок.
- Ты впади в дрему.
- Надо лечь, - сказал. Медвежонок. И лег.
- А я - возле тебя. - Ежик сел рядом. Ты только представь: она сидит и
поет.
- Представил.
- А вот сейчас... Слышишь? - И Ежик по-дирежерски взмахнул лапой.-
Запела!
- Не слышу, - сказал Медвежонок. - Сидит, глаза вытаращила и молчит.
- Поговори с ней, - сказал Ежик. - Заинтересуй.
- Как?
- Скажи: "Мы с Ежиком из дальнего леса пришли на ваш концерт".
Медвежонок пошевелил губами.
- Сказал.
- Ну?
- Молчит.
- Погоди,- сказал Ежик. - Давай ты сядь, а я лягу. Та-ак.- И он
забубнил что-то, укладываясь рядом с Медвежонком в траву.
А день разгорался, и высокая стройная осень шаталась соснами и
кружилась полым листом. Медвежонок давно открыл глаза и глядел теперь на рыжие деревья, на ветер, который морщил лужу, а Ежик все бормотал и пришептывал, лежа рядом в траве.
- Послушай, Ежик, - сказал Медвежонок, - зачем нам эта лягушка, а?
Пойдем, наберем грибков, зажарим! А я для тебя яблочко припас.
- Нет, - не открывая глаз, сказал Ежик. - Она запоет.
- Ну и запоет. Толку-то?
- Эх ты! - сказал Ежик. - Грибки! Яблочки!.. Если б ты только знал, как
это - звуки и голоса!



В Миниатюре «Ежикина Гора» Ежик… слышал разговор где-то далеко-далеко, будто говорили на облаках, а он - на дне моря… Ежик смотрел на лес, на холм, на Ворону, кружащую за рекой, и вдруг понял, что ему так не хочется отвечать, так не хочется спускаться со своей горы... И он стал благодарно думать о том, по чьей доброте на этой горе оказался.

Заяц, в рассказе «Птица», пытаясь залезть на небо до звезд по веревке, которую он плел все лето, срывается и падает вниз: Заяц разжал лапы и полетел, полетел,
полетел, только черный ночной ветер засвистал между ушами.
"Где ж простыня? Где же земля?" - думал Заяц и не знал, что он, как
большая птица с широкими крыльями, летит над землей и уже не может упасть.


Тот же Заяц в «Весеннем вольном ветре» … в этот легкий солнечный день действительно с утра почувствовал себя вольным осенним ветром, летящим по полям и лесам.

В других коротких рассказах Ежик беседует с Огнем, вместе с Медвежонком ведут беседы с Горой, которая прячет Солнце, «оттеняют» тишину. Их сосед по лесу Заяц беседует с Водой, Сосновой шишкой и Травой, которая поет «Последнюю осеннюю песню». Медвежонок и Ежик снятся Зайцу, а после они встречаются и оказывается, что сновидение было общим для всех троих. Медвежонок посреди зимы в утренней полудреме мечтает о летнем ливне, а когда просыпается, оказывается, что зима отступила от их кусочка леса и можно идти с друзьями на летний пикник на берег реки.

На первый взгляд может показаться, что все описываемые состояния являются плодом фантазии, свойственной для детей, однако детальное рассмотрение позволяет увидеть кое-что еще. Символический ряд сказок Сергея Козлова близок к мистической философии «Синей Птицы» Мориса Метерлинка, где герои - Тильтиль, Митиль - дети, совершают во сне странствие в Страну Воспоминаний, Дворец Ночи, Сады Блаженств и Царство Будущего. В процессе своего путешествия дети общаются с Душой Света, Душой Воды, Хлебом и Сахаром и Духами окружающей их Природы.

Волшебные сказочные звери в сказках Козлова также рассказывают нам об измененных состояниях сознания – полудреме, в которой можно оживить свои мысли, стать ветром, добраться до звезд, летать над землей, вызвать летний дождь зимой. Эти сказочные звери беседуют с частями природы вокруг них, слушают голоса тех, кого нет рядом, и общаются друг с другом во сне.
Кто же способен на подобные действия в нашем человеческом мире? Ответ прост: носители древней единой анималистической прарелигии всего человечества – шаманы.

Шаман способен стать ветром и оседлать Филина для полетов (как Медвежонок в сказке «Не смотри на меня так, Ежик»). Шаман беседует с духами деревьев, травы, воды и гор. Шаман может вызвать дождь. Шаман взбирается по Дереву с девятью ветвями (как советует Белка в сказке «Птица») на Небо – в Верхний Мир. Шаман погружается в Нижний мир, как Ежик в Волчью яму, где почти умирает, но рождается заново («Не смотри на меня так, Ежик»). Шаманы владеет техникой совместного сновидения. Да и Медведь является одним из самых главных созданий в шаманизме - носителем Силы и Мудрости.

Шаман знает, что умерев, человек рождается снова, то же к чему пришел Ослик в «Правда мы будем всегда?»:
Ослик снова задумался. Теперь он думал о том как
похоронить Медвежонка, чтобы он вернулся, как лето. "Я похороню его на
высокой- высокой горе,- решил он,- так, чтобы вокруг было много солнца,
а внизу текла речка. Я буду поливать его свежей водой и каждый день разрыхлять
землю. И тогда он вырастет. А если я умру, он будет делать то же самое,-
и мы не умрем никогда..."
- Послушай,- сказал он Медвежонку,- ты не бойся.
Ты весной вырастешь снова.

- Как деревце?
- Да. Я тебя буду каждый день поливать. И разрыхлять
землю.
- А ты не забудешь?
- Что ты!
- Не забудь,- попросил Медвежонок.
Он лежал с закрытыми глазами, и если бы чуть-чуть
не вздрагивали ноздри, можно было бы подумать, что он совсем умер.
Теперь Ослик не боялся. Он знал: похоронить - это
значит посадить, как деревце.

Эта же тема повторяется в более символическом виде в коротком диалоге Ежика с Медвежонком:

- Давай никуда не улетать, Ежик. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце, а зимой - в доме, а весной - снова на крыльце, и летом - тоже.
- А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой вместе проснемся высоко над землей.
- "Это кто там бежит внизу такой темненький?" – спросишь ты.
- А рядом - еще один?
- Да это мы с тобой,- скажу я. "Это наши тени",- добавишь ты.

Козлов высказывает устами Ежика и мысль о предсуществовании души:
А когда тебя не было, ты где-нибудь был?

- Угу.

- Где?

- Там,- сказал Ежик и махнул лапой.

- Далеко?

Ежик съежился и закрыл глаза.

Тема повторных рождений косвенно продолжается и в «Веселой сказке». Волк спрашивает у Ослика:
- Сколько тебе лет?! - спросил Волк, продолжая работать лапами.
- 365 250 дней.
Волк задумался.
- Это много или мало? - наконец спросил он.
- Это около миллиона,- сказал Ослик.*
- И все ослы такие старые?
- В нашем перелеске - да!

* Около 1000 лет

В той же «Веселой сказке» Сергей Козлов приводит и более конкретное описание шаманской практики – «ментальную» битву Ослика с Волком, из которой Ослик вышел победителем:
Однажды Ослик возвращался домой ночью. Светила луна, и равнина была вся в тумане, а звезды опустились так низко, что при каждом шаге вздрагивали и звенели у него на ушах, как бубенчики…
Ослика встречает Волк и собирается съесть. Однако, Ослик начинает читать про себя заклинание:
"Бейте в луну, как в бубен,- думал про себя Ослик,- крушите волков копытом, и тогда ваши уши, как папоротники, останутся на земле ." Он повторяет мантру еще раз:
"Бейте в луну, как в бубен,- вспомнил Ослик.- Крушите волков копытом!.." Но не ударил, нет, а просто засмеялся. И все звезды на небе тихо рассмеялись вместе с ним.

Волк озадачивается и после короткого диалога о возрасте уходит «по белой равнине, заметая, как дворник, звезды хвостом».

Вернемся к центральному образу мультфильма "Ежик в тумане". Вероятно, Сергей Григорьевич Козлов получил счастливую возможность образными средствами мультипликации рассказать то, что невозможно было высказать в короткой миниатюре в книге. Изучение творчества Сергея Козлова, показывает, что в 1969 он адаптировал и пересказал для детей сказки охотников и оленеводов Чукотки.*
* Как ворон солнце людям добыл: Сказки охотников и оленеводов Чукотки / Записал и обработал И.Лавров; Пересказал для детей С.Козлов. — М.: Малыш, 1969.

Вероятно, работа с мифологическим материалом северных народов, исповедующих шаманизм, послужила для Сергея Козлова толчком для более детального знакомства с древней религией, которая легла в основу его мировоззрения, нашедшего прямое отражение в сказках про Ежика и Медвежонка.

Что же происходит в мультфильме с Ежиком с точки зрения шамана? Поняв глубинную подоплеку, мы вероятно (но не обязательно) сможем понять причину столь сильного воздействия этого художественного произведения на души людей.

Итак, когда наступают сумерки (лучшее время для начала путешествия в Нижний мир), Ежик отправляется в путешествие. Рядом с Ежиком следует грозный и могучий Дух – в образе Филина, с которым Ежик еще не так хорошо знаком и дружен. Дух этот неотступно следует за Ежиком, иногда показываясь из Тумана и пугая Ежика. Возможно, это Дух – Удха (здесь и далее используется бурятская терминология) – дух охранитель Ежика, дух Филина, который хочет обратить на себя внимание Ежика, но Ежик еще не полностью готов для встречи и взаимоотношений наяву с духом – охранителем. Он не видит и не слышит Филина, хотя тот находится в нескольких шагах от него и ухает в полный голос. Сам Ежик – замкнутая и молчаливая натура, склонная к созерцанию – вероятно, находится в начале пути к знакомству с Духами – сфера Тумана, Ночи влечет его, несмотря на таящиеся опасности.
Начиная свое путешествие в мире относительной Реальности – Среднем мире, Ежик делает несколько попыток заглянуть в Нижний мир – он смотрит в воду и в глубокий колодец, которые являются символическими «воротами» из Среднего мира в Нижний, используемые шаманами для своих путешествий. В начале путешествия, проходя через Темный лес, Ежик рассуждая о предстоящей встрече с Медвежонком, упоминает можжевеловые веточки, которые предстоит бросить в огонь. Можжевеловые окуривания используются шаманами для вхождения в измененное состояние для путешествий – дым можжевельника обладает несильным галлюциногенным действием. Также окуривание дымом можжевельника позволяет очистить духовное тело от скверны.
Поднявшись на гору, Ежик неожиданно видит перед собой в тумане Белую Лошадь, которая привлекает его. Образ лошади – коня напрямую связан с понятием Коня-ветра – личной духовной силой. Именно наличие у человека сильного Коня-Ветра позволяет устанавливать связь с духовной составляющей своей сущности и воспринимать духовные сущности окружающего мира. В другой своей ипостаси Конь – в виде бубна (Большой конь) или варгана (малый конь) способен переносить шамана в путешествия по Верхнему и Нижнему мирам (бубен) или Среднему миру (варган).

Визуальный контакт с Лошадью (Конем) вызвал у Ежика желание «спуститься с горки в туман, чтобы понять как там внутри». Ежик начинает схождение вниз. Конечно он не попадает еще в Нижний мир. Духи позволяют ему ознакомиться с Преддверием . Спускаясь в Туман, Ежик лишается в нем даже своего тела: «Вот, и даже лапы не видно…». Он пытается вступить в контакт с Лошадью – но пока у него ничего не получается. Однако, в Тумане Нижнего мира случаются другие встречи: откуда-то сверху падает лист, из под него выползает рогатая улитка, появляется и исчезает видение неведомого зверя с хоботом. Ежик продолжает движение в Тумане, а его Конь – находится где-то неподалеку, там, где еще секунду назад был сам Ежик. Но не все обитатели Нижнего мира безопасны. Через мгновение – на Ежика чуть не нападает Нетопырь. При этом Филин - Дух Удха следует неотступно за Ежиком и вступает с ним время от времени в контакт, однако Ежик все еще не воспринимает Филина должным образом, называя его «Психом», и тут же на него вновь пытается напасть летучая мышь – недоброжелательный дух, обитающий в этих местах.

Неожиданно, где то рядом в Тумане, Ежик обнаруживает присутствие чего-то очень большого. Ежик пытается наугад нащупать это что-то с помощью палки (шаманский посох) и обнаруживает, что находится у корней огромного дуба, с раздвоенным внизу стволом. Ствол и ветви дерева простираются ввысь, далеко за пределы Тумана. Без сомнения Ежик нашел в своем путешествии, протекающим по наитию, ось Мира – Мировое Дерево, чьи корни начинаются в Нижнем мире, у ворот которого находится Ежик, а верхние уже невидимые ветви – простираются до Верхнего духовного мира. Дерево это – Тургэ – сосредоточие всего – место встречи Батюшки-Неба и Матушки-Земли, - отвесная ось Гол – Мировая сущность. В этом месте сходятся Прошлое, Настоящее и Будущее, и шаман может моментально переместиться отсюда в любую точку во времени и пространстве. Однако, похоже, для Ежика это первое путешествие, и он еще не знаком как следует ни со своим Конем-Ветром, ни со своим духом хранителем и другими духами-помощниками.

Расщелина – дупло в Дереве может приглашать Ежика спуститься еще ниже – к истокам корней в глубины Нижнего Мира, но он еще не готов для такого путешествия и духи не искушают его на столь опасное продолжение путешествия. Стоит Ежику заглянуть в Дупло, как он слышит далекий голос Медвежонка – зовущий его. Духи стараются оградить Ежика от опасности, к которой он еще не готов. Как еще одно отвлечение от опасности – немедленно образуется дело для Ежика – найти оставленный где-то узелок с баночкой варенья. Немедля находятся светящиеся сущности – светлячки, которые выводят Ежика из опасной близости к входу в Нижний мир и сгущающегося тумана в прекрасную рощу, напоминающую храм. Но Ежик еще не умеет общаться с Духами и просить их о помощи – светлячки улетают. Туман вновь сгущается, и недружественные, как кажется Ежику, сущности всплывают то ли в тумане, то ли в его сознании. Из начавшегося круговорота негатива Ежика выхватывает голос Медвежонка и мгновенно появившийся сильный Дух в образе собаки, который, несмотря на свою грозную внешность, весьма дружелюбен и возвращает Ежику утерянный узелок с вареньем. Ежик, вероятно, может усвоить из путешествия один из первых своих уроков – мир вокруг достаточно дружелюбен, и если твой путь светел, и ты нашел в себе силы и желание обратиться к своей духовной сущности, взглянув за пределы Среднего мира, то окружающие тебя духовные существа будут беречь тебя и помогать тебе в любых, даже самых безвыходных ситуациях. Хотя, возможно, это поняли мы с вами, а Ежику еще предстоит до этого дойти.

Вероятно, для закрепления этого урока, сделав несколько шагов в Тумане, Ежик падает в реку, проистекающую, как мы видим, недалеко от Мирового Дерева. Что это за река? Это иное олицетворение сосредоточия вселенной – река Долбор, соединяющая Верхний, Средний и Нижний миры, связующая в единое целое сознание. Здесь встречаются две ипостаси жизни шамана – жизни в физической реальности и в духовной. Как и Дерево, Река служит источником силы. Пользуясь энергией Дерева и Реки , шаман может творить практически все, что пожелает. Река Долбор является и олицетворением потока Сознания, которому Ежик благоразумно покоряется: «Я в реке – пускай река сама несет меня». Несмотря на очевидный страх перед стихией, Ежик покоряется ей и его несет вниз по течению. Вниз – это дальше в Нижний мир. Долбор берет свое начало в Верхнем мире – у вершины Мирового дерева. Ежик поступает как опытный путешественник – покоряется реке и ждет, куда она его вынесет. Скорее всего, где то там впереди – водопад в ущелье или дыра в земле, куда с грохотом падают воды Долбора. Однако, духи понимают, что Ежик еще не готов к таком путешествию – для этого ему следует набраться сил и заручиться поддержкой своих духов помощников.



Плывя по течению Долбора, Ежик видит звезды в небе – возможно и Гвоздь Неба – Полярную звезду, которая может направлять его в Путешествии. Вновь появляется образ Коня-Ветра. Ежик боится овладевшей им стихии и, предчувствуя возможное падение в Нижний мир, думает о смерти. Однако, как и в случае с узелком, Дух («Кто-то») принявший форму рыбы, приходит на помощь Ежику, возвращая его на берег. При этом общение Ежика с Духом- Рыбой происходит посредством «беззвучного» разговора. Духи также не пускают Ежика в Нижний Мир еще и потому, что Ежик пока не является Шаманом. Ежик лишь встал на путь и это первое путешествие в духовный мир – по сути своей - откровение для него.

Ежик завершает свое путешествие у дома Медвежонка. В мультфильме "Ежик в тумане" специально сделан резкий контраст между «земными» заботами Медвежонка и новым состоянием Ежика, который лишь «вчетверть» уха слушает переживания о переставшем интересовать его малиновом варенье. Глаза Ежика устремлены в Пространство Сущего, к истокам которого он только что прикоснулся и вышел из Тумана совершенно иным. Его душу тронули совершенно необычный опыт и переживания, которые уже запустили трансформацию его личности. Перед глазами Ежика звездное небо и образ Коня-Ветра, и тот, непередаваемый тихий восторг еще не осознанного озарения, которое спустя некоторое время, обязательно пробьет себе дорогу к Сознанию Ежика.

Вот такое путешествие совершил наш Ежик в Тумане. Почему же оно так трогает зрителей? Эти Путешествия записаны в генетической памяти каждого из нас. Эти Путешествия содержатся в области коллективного бессознательного, унаследованного от предков, живших в языческую эпоху. Путешествие Ежика отдаленно напоминает великое Путешествие Души с момента смерти и до последующего повторного рождения. Память о посмертном путешествии Души содержится в Личном Бессознательном человека… несмотря на то, что об этом умолчал в своих работах Карл Густав Юнг. Но… это уже другая история, и мы поговорим о ней в другой раз.

Шаманизм - древнейшая перворелигия.

 


  • Нравится