Карта сайта



  •  
  •  
  •  
  •  

А. Демкин
Малоизвестные портреты светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова.

© 2011, Андрей Демкин,СПб.
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

книга князь александр меншиков
Вы не представляли себе таким князя Александра Меншикова?
Читайте исторический роман А. Демкина "Ненаписанный дневник"!
скачать электронную книгу   скачать электронную книгу

Опубликовано: "История Петербурга" №5(51) 2009 года pdf версия(PDF)

Личность светлейшего князя А.Д. Меншикова долгое время, начиная с XVIII век, привлекает к себе внимание российских и западноевропейских художников и писателей. Необычная история возвышения, прекрасные организаторские способности, таланты полководца, огромные богатства, поощрение наук и искусств уживались у светлейшего князя с необычайной же гордыней, властолюбием, жестокостью и коварством. Его неожиданная для него опала, ссылка и смерть в Березове, драматичная смерть супруги, наряду с романтичной и, между тем, трагичной историей судьбы старшей дочери Марии, порушенной в угоду отцовских дворцовых династических устремлений, породили большое количество псевдоисторических романов, повестей, стихов, рассматривающих судьбу Меншикова и его семьи. Столь яркая личность привлекала к себе и внимание художников. Исследованию прижизненных портретов светлейшего князя и членов его семьи много вниманию уделяла директор дворца-музея Меншикова Нинель Викторовна Калязина (1930-2000)1 2 В XIX веке юрист, и историк искусства Дмитрий Александрович Ровинский (1824-1895) насчитывал 22 гравированных портрета А.Д. Меншикова. 3. Однако, многие, из приведенных в его «Словаре русских гравированных портретов» (далее по тексту – Словарь) изображений А.Д.Меншикова, представляют собой вариации одного и того же портрета, рисованные и гравированные заново для различных изданий. Например, в приведенных ниже двух гравированных портретах А.Д. Меншикова, изображение справа (Гравюра Н. Иванова по рисунку Я. Аргунова) явно представляет собой упрощенный вариант изображения слева (Рисунок И. Фридриц).

александр данилович меншиков   а.д.меншиков

Ил.№1. Рисунок на камне И.Фридриц
Печать в Литографии Тюлева.

 

Ил. №2. Рисунок Я. Аргунова (1812-го года)
Гравировал Н. Иванов

В словаре Д.А.Ровинского портрет не указан. Хранится в отделе эстампов Российской Национальной библиотеки.

 
Из книги Д.Н. Бантыш-Каменский. Деяния знаменитых полководцев и министров, служивших в царствов. Петра Вёл. 2 изд., Москва, 1821

Имеется и любопытная своей историей живописная версия приведенных выше гравюр. В подмосковной усадьбе графа Д.Н. Шереметева Кусково храниться живописный портрет А.Д. Меншикова работы неизвестного русского мастера XVIII века.

александр данилович меншиков кусково
 
Ил. № 3. Портрет князя А.Д. Меншикова 
Неизвестный русский мастер, XVIII в.
Государственный музей «Усадьба Кусково»

Можно было бы подумать, что многочисленные гравированные портреты являются повторением этого живописного первоисточника. Однако, архивные документы, изученные Алексеем Николаевичем Гречем (Залиманом) (1899—1934), председателем Общества изучения русской усадьбы, проливают свет на иное происхождение этого портрета. 4 Портрет был написан неизвестным художником с гравированного портрета для галереи в Кусково по поручению владельца усадьбы в заданных размерах среди других прочих портретов для украшения стен.  Как видно на репродукции, черты лица князя повторяют характерные черты А.Д.Меншикова на гравированных портретах.  Это особенности  изгиба кончика носа, совпадение  расположения и деталей орденских знаков (орден Св. Андрея Первозванного, орден Белого Орла и орден Черного Орла), муаровой орденской ленты Св. Андрея Первозванного на груди, что подтверждает «родственные» связи  этих портретных работ.

В качестве интересного развития первоначального образа А.Д. Меншикова с рисунка И. Фридрица (Ил. № 1), можно привести гравированный портрет «Александра Даниловича Меншикова» (гравер - Генри Робинзон (на гравюре инициалы “H.R”)). Этот портрет был гравирован с рисунка Тараса Григорьевича Шевченко (1814-1861) в 1844 году (портрет  указан в словаре Д.А. Ровинского за №10 без указания имени художника и гравера). Портрет был нарисован Т.Г. Шевченко во время учебы в Императорской Академии художеств для книги историка, публициства и издателя Николая Алексеевича Полевого (1796—1846) «12 русских полководцев» (Ил.№4).5  В предисловии к изданию написано: «Портреты, рисованные известным художником, Т. Г. Шевченко, и... сняты с известных оригиналов, хранящихся у потомков Русских полководцев, в Зимнем дворце русских царей и в общественных заведениях». Белинский в рецензии на это издание написал: «Портреты очень хороши по отделке и, должно быть, очень сходны с теми, с которых сняты».6

александр данилович меншиков робинзон
Ил. №4 Гравюра Г.Робинзона. А.Д. Меншиков
по рисунку Т.Г. Шевченко (1844) из книги Н.А.Полевого
« Русские полководцы, или жизнь и подвиги российских полководцев от времен Императора Петра Великого до царствования Императора Николая Первого». СПб., 1845. Вкладка C.56-57.

Местонахождение многих из портретов, указанных в Словаре Д.А. Ровинского, в большинстве случаев неизвестно. На это также указывает исследователь живописи В.И. Сурикова В.С. Кеменов в своей монографии 7, в связи с исследованием образа А.Д. Меншикова в русском искусстве при анализе картины В.И.Сурикова «Меншиков в Березове».
Однако при сборе материала автору посчастливилось найти несколько малоизвестных гравированных портретов А.Д. Меншикова. Один из них указан в словаре Д.А. Ровинского в статье про А.Д. Меншикова за №13 . Вот что там написано о портрете, который отличается по стилю изображения от других 3:
«13. Другой ориг.  не схожий с общим типом; в овале; грав. черн. манерой; поясн., ¾ впр.; в кафтане с меховым воротником и в меховой шапке: Dessine et Grave par L.J.Allaix. LE PRINCE MENCIKOW. Выш. 5.3; шир. 4.3 (один овал). В книге: «Portraits des grands Hommes…et sujets memorable de france. Paris s.l.et.a.»*

*К данной записи в Словаре сделано одно любопытное примечание, которое послужило к развитию интересного продолжения, которое будет  рассмотрено автором чуть ниже по тексту.

На иллюстрации №5 приведен  описываемый Д.А. Ровинским гравированный портрет А.Д. Меншикова. Он полностью соответствует данному описанию, включая подпись гравера на изображении. Портрет Александра Даниловича действительно отличается от более широко известных гравированных изображений. Меншиков изображен одетым в таком же платье, как на гравюре Иоккима Оттенса (1663 – 1729), изображающей Петра I в Амстердаме в русской национальной одежде 6. Подпись под гравюрой на голландском языке гласит: «Изображение одеяния знатной московской особы»7.

александр данилович меншиков робинзон
Ил. №5. Le Prince Mencikow. Гравюра  L.J.Allaix.
Хранится в отделе эстампов Российской
Национальной библиотеки. Инв. № 089326

Весьма «походный» вид Александра Даниловича (Ил.№5), свалявшийся мех на воротнике и околыше могут подсказывать нам, что изображение было сделано после одной из военных побед А.Д. Меншикова. На вид Меншикову на гравюре не более 33-36 лет. Нашитый на кафтан знак ордена Св. Андрея Первозванного, говорит о том, что портрет был снят после 30 мая 1703, когда «бомбардирской капитан  и порутчик  Меншиков, учинены ковалерами ордена святаго Андрея»9. Таким образом, вероятный период снятия портрета – с 1703 по 1708 год, если считать годом рождения Александра Даниловича 1672 год.*
*В чем лично автор статьи сомневается, считая более вероятным год рождения Александра Даниловича - 1670. К сожалению, рассуждения на эту тему выходят за рамки настоящей статьи.

Одним из значительных достоинств данного гравированного портрета А.Д. Меншикова является не характерная для остальных известных изображений «непарадная реалистичность» облика Александра Даниловича. Гравер изобразил характерные мельчайшие особенности строения лица Меншикова, которыми мы воспользуемся вскоре при анализе неизвестных или сомнительных изображений светлейшего князя.

Примером одного из таких изображений является гравюра из неизвестной автору книги (гравюра вырезана из страницы), также хранящейся в Отделе эстампов Национальной публичной библиотеки в Санкт Петербурге.  В Словаре Д.А.Ровинского нет ни одного описания, подходящего под данный гравированный портрет. Ниже приводится оригинальное изображение гравюры,  текст с обратной стороны книжного листа и выправленное изображение.

меньшиков   меншиков   портрет меншиков

Ил. №6. Гравюра подписанная «Mentschikow»
Хранится в Отделении эстампов Национальной Российской библиотеки.
Инв. №2544

  Ил. №7. Зеркальное изображение гравюры для выявления текста и рисунка на обратной стороне листа.   Ил. №8. "Расчищенное" автором изображение

подпись на гравюре   подпись на гравюре
     
Ил. №9. Подпись на гравюре с обратной стороны листа. Инв. № 2544   Ил. №10. Подпись на листе, подклеенном к оборотной стороне гравюры

В какой же период жизни А.Д. Меншикова мог быть изготовлен портрет и есть ли указания на него в Словаре Д.А. Ровинского?
Обратимся к изображению на иллюстрации № 8. Чем отличается данный портрет от большинства известных изображений? Меншиков изображен без парика, на его платье нет орденских знаков и кавалерий, и крой этого самого платья весьма прост и отличается от стиля одежды на других известных портретах.  Вполне вероятно, что портрет сделан в неофициальной обстановке. Где же это могло произойти? Автору не кажется безосновательным предположение, что данный портрет был снят либо в Голландии перед отъездом девяти волонтеров Великого посольства с сопровождающими лицами в Лондон, либо позднее – уже  в самом Лондоне. Возможно, что  Александр Данилович послужил моделью для работы самого Петра I . Как известно, Петр обучался искусству гравировки в Голландских Штатах у Адриана Шхонебека (1661—1705), и собственноручно выполнил гравированную работу «Торжество Христианства над Исламом». Сам Меншиков неотлучно находился в Лондоне с Петром I почти до самого отъезда, исполняя роль личного казначея. 10
Вот интересный факт:  в «Расходной книге»  Великого посольства указано, что для волонтеров и царя для поездки в Англию шьется целый ряд принадлежностей костюма и среди прочего «ленты с кистями, что бывают на плече…перевязи к шпагам»11. Не такую ли ленту или перевязь к шпаге мы видим на гравюре?  Отсутствие орденских знаков на груди также может свидетельствовать о том, что портрет снят до 1703 года. Изображенная перевязь не похожа на орденскую муаровую ленту, так как имеет четко выраженные многочисленные продольные складки, не характерные для муаровой ленты, изображенной на других гравированных  портретах.  Цесарский  резидент в Лондоне Гофман в своем сообщении в Вену отмечает, что «…царь…одет был в костюм голландского матроса, а при входе в Темзу надел здешнее платье и парик…»12. С большой долей вероятности, можно утверждать, что и остальные волонтеры Великого посольства переменили платье вместе с Петром. Этот факт может говорить о том, что портрет был снят либо в Амстердаме при примерке «лондонского» платья в декабре 1697-самом начале января 1698 года, либо позднее – уже в Лондоне во время пребывания там Меншикова с Петром I.
Что говориться в Словаре Д.А. Ровинского по поводу портретов А.Д. Меншикова, выполненных в Лондоне? Номером первым в его списке идет портрет Меншикова в овале, «гравированной черной манерой». В Словаре на странице № 1272 опубликован этот портрет (Ил. № 11). Рядом мы приведем вариант аналогичного портрета работы гравера Г. Афонасьева, имеющий №3 в Словаре Д.А. Ровинского и №12 в нашей работе:

портрет меншикова   портрет меншикова
     
Ил. №11.  Гравюра №1 по списку в статье про А.Д, Меншикова в Словаре Д.А.Ровинского. Изображение со страницы 1272.   Ил. №12.  Гравюра №3 по списку в статье про А.Д, Меншикова в Словаре Д.А.Ровинского. Из собрания портретов издаваемых Платоном Бекетовым.

Д.А.Ровинский утверждает, что данный портрет «гравирован в Лондоне в бытность там Меньшикова в 1697 г».  Очевидно, что Ровинский допустил в описании данного гравированного портрета существенную ошибку. На самом деле, на гравюре представлено гораздо более позднее изображение А.Д. Меншикова. Судить об этом можно по наличию на изображении знака ордена Св. Андрея Первозванного (А.Д. Меншиковым  стал его кавалером в 1703 году),  польского ордена Белого Орла (1705 год) и прусского ордена Черного орла (1713 год). Кроме того, Меншиков впервые попал в Англию 10 января 1698 года, а в Лондон прибыл 11 января 1698 года 12.  В 1697 году в Лондоне его еще не было.  Разницы в календарях  Московского царства, Англии и Северных Нидерландов на 1697-98 год также не существовало: все эти государства жили по юлианскому календарю.13 
Таким образом, представленный за №1 в Словаре и за № 11 в нашей работе гравированный портрет Меншикова исполнен не в Лондоне и не в 1697 году. Вероятно, Д.А.Ровинского смутила подпись  на гравюре: «J. Simon Londini fecit. ». «Лондини» в данном случае указывает лишь на местонахождение гравера по имени  Jоhn Simon*:  «Джон Саймон Лондонский сделал». Других указаний на портреты, выполненные в Лондоне, в Словаре нет.

Изучая статью про А.Д.Меншикова в Словаре Д.А.Ровинского, автору стало любопытно, что кроется за примечанием к портрету №13 в Словаре, которое гласило 14, что в Румянцевском музее в Москве есть портрет старика с подписью на обратной стороне портрета: «Свъетлъйшiй Князь Александръ Даниловичъ Менщиковъ списан с портрета имъеющагося у Данилы Ивановича Чечерина**, Генералъ Губернатора Тобольской и всей Сибири…  Писал сосланный живописецъ и иностранецъ Карлъ Ивановъ Фрокъ. Тобольскъ въ 1770 году».
Далее в примечании к статье кратко излагалась судьба портрета. Так же сообщалось, что художник В.Г. Перов в 1881 году открыл, что портрет этот есть не что иное, как копия находящегося в Эрмитаже этюда «Ванъ-Дика» (Ван Дейка в современной транскрипции), о  чем В.Г. Перов сообщал в своей статье в Художественном журнале за Март 1881 года.
* JohnSimon (1675?-1751.) Автор 195 гравированых портретов. РодилсявоФранции. ОбучалсявПарижеипозжепереехалвЛондон. Работы Джона Саймона привлекли внимание Сэра Годфри Кнеллера и, вскоре, Саймон  уже конкурировал с основным гравером Кнеллера - Джоном Смитом. Кроме работ Г. Кнеллера, Джон Саймон гравировал работы Даля, Гибсона, Мюррея, Мерсье и Симана.

**В Словаре Д.А. Ровинского допущена ошибка: Тобольского Генерал Губернатора Чечерина (Чичерина) звали  Денис Иванович.// Русский биографический словарь. СПб., 1905. Т. 22. С. 427-429.

Автору удалось разыскать этот фельетон под названием «Нечто в роде легенды о портрете князя АЛЕКСАНДРА ДАНИЛОВИЧА МЕНЬЩИКОВА» в разделе «Смесь» Мартовского номера Художественного журнала 15, опубликованный В.Г.Перовым.
Василий Григорьевич Перов рассказывает о странном совпадении – наличии двух абсолютно одинаковых картин, одна из которых принадлежит кисти Ван Дейка (Ван - Дика, как произносили имя художника в XIX веке),  другой бывший у самого художника Перова имел длинную подпись на оборотной стороне, которая гласила:

«Светлейший князь Александр Данилович Меншиков
Списана с портрета имеющегося у Дениса Ивановича Чечерина
Генерал Губернатора Тобольска и всей Сибири.

Кн. Ал. Дан. Меншиков родился в Москве 17 ноября 1672 года.
Скончался Тобольской Губернии в Городе Березове 22 Октября 1729 года
Жития его было 56 лет 11 месяцев и 5 дней.

Послание Иоаковле. Глава 1-я, стих 12-ой
Блажен муж, иже претерпит искушение
Да не искусен быв примет венец жизни.

Притчи Соломоновы, глава 3-я, стих 12-ой
Его же любит Господь наказует биетже всякаго сына его приемлет.
Писал сосланный живописец и иностранец Карл Иванович Фрок. Тобольск в 1770 году».
Кроме того, на раме портрета была еще следующая надпись: “Графа Н.Б. Разумовского”.

Из статьи Василия Григорьевича Перова  следовало, что оригинал этого портрета был прежде в собственности Тобольского Генерал Губернатора Д.И. Чечерина и, (на момент публикации статьи), находился в Москве собственности «Госпожи В.» (здесь и далее фамилии приводятся в их написании в статье В.Г.Перова). Списком же с него кисти К.И. Фрока владел граф Н.Б. Разумовский. После картина попала в собрание московского коллекционера и археографа статского советника В. А. Юни, скончавшегося в 1857 году. После его смерти вдова покойного передала его лечащему врачу М-ву, одновременно со статьей П.К.Щебальского в Русском Вестнике, описывающей этот портрет*. От доктора М-ва, портрет перешел к самому В.Г.Перову.
*Автору, не повезло с поиском  этой статьи в «Русском Вестнике», несмотря на усердную помощь и содействие библиографов Национальной публичной библиотеки.
Затем этот портрет был приобретен у В.Г. Перова г-ном Ценкером и дарован Румянцевскому музею:
“Г-н Ценкер, как и обещал, вскоре пожертвовал портрет в Румянцевский музей, где он и висит по настоящее время, с той же надписью на жестяной пластинке, гласящей, что сей портрет “князя Александра Даниловича Меншикова, в ссылке, в Березове в 1728 году”. К этой надписи распорядители музея прибавили еще внизу портрета следующее пояснение:
Копия с портрета, писанного сосланным живописцем иностранцем Карлом Ивановичем Фроком. Тобольск в 1770 г. Оригинал принадлежит г-же В. в Москве”.

Также, в своей статье В.Г.Перов описывает любопытный эпизод опознания портрета посыльным  - бывшим крепостным князей Меншиковых. Посыльный указал Перову на «сходство большое» портрета и с самим «молодым барином» и с портретом, бывшем в их доме.
Главным же парадоксом, на который указал В.Г.Перов, явилось то, что, по его утверждению, вторая картина с идентичным изображением  кисти Ван Дейка находилась  (и до сих пор находится) в Эрмитаже в Санкт-Петербурге.

Заинтригованный данным сообщением Василия Григорьевича Перова, автор просмотрел каталог картинной галереи отделения изящных искусств Императорского московского и Румянцевского музея за 1915 год.  Однако автору не посчастливилось обнаружить в собрании музея ни одной картины под названием  «Портрета Меншикова». Возможно, странное совпадение изображений на двух портретах привело к тому, что портрет более не называли "Портретом Меншикова" и на 1915 год он уже мог числиться как «Голова старика» художника Яна Ливенса (№675), 16 авторство которого в каталоге стоит под вопросом. Второй возможный вариант: «Мужской портрет» Фердинанда Боля (№679 по каталогу).  Это все проанализированные позиции в каталоге музея, которые подходят под изображение и время создания картины. В каталоге отсутствуют другие картины в сочетании неизвестного или сомнительного авторства и предмета изображения – головы старика, или мужского портрета, тем более «голландской» или «нидерландской» школ (как обозначено в каталоге). Если изучить историю атрибуции портрета по архивным документам Румянцевского музея, то будет ясно, под каким именно именем выставлялся исследуемый нами портрет.
 

Аннотация же к портрету «Голова Старика» кисти Ван Дейка  в Эрмитаже в настоящее время гласит:
«Ван Дейк, Антон
1599, Антверпен – 1641, Лондон
Голова старика
Пост. В 1764, приобр. из собр.
И.Э. Гоцковского в Берлине»

В 2006 году автор сделал запрос о разыскиваемой картине в Государственный Исторический музей в Москве, куда были частично переданы коллекции Румянцевского музея после того, как он был расформирован в 1921 году. Автор отправил туда копию с изображения картины  «Голова Старика» кисти Ван Дейка. В ответ с автором любезно связалась  старший научный сотрудник музея, хранитель фондов XVIII века Людмила Юрьевна Руднева, сообщив, что картина находится в хранилище музея и живописное изображение на ней на ней полностью соответствует  изображению на представленной в запросе копии с картины А. Ван Дейка.
Вот изображение этого портрета:

ван дейк голова старика
 

Ил. №13. Фотография автора с картины
"Голова старика" Антона Ван Дейка,
хранящейся в Государственном Эрмитаже

Кто же изображен на портрете? Неужели это действительно неизвестный портрет светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова, сделанный в ссылке в Березове?

При разговоре с сотрудниками Государственного Эрмитажа автору удалось узнать, что известна и еще одна версия портрета, хранящегося в США в музее Нельсона-Аткинса. В 2007 году автор отправил запрос в музей Нельсона-Аткинса в Канзас Сити, штат Миссури, (Nelson-Atkins Museum of Art) о наличие у них портрета аналогичного портрету старика кисти Ван Дейка. Копия портрета из Эрмитажа была приложена к запросу.
В полученном ответе из музея Нельсона-Аткинса содержалась копия с портрета и полная информация о бывшем у них в музее портрете:

томас парр
Ил. №14. Portrait of an Old Man, said to be Thomas Parr,
ca. 1620 Oil on oak panel
Overall: 24 3/4 x 19 1/4 in. (62.865 x 48.895 cm)
Nelson-Atkins Museum of Art

Сотрудник департамента европейской живописи и скульптуры музея MacKenzie L. Mallon сообщил, что данная картина была в их коллекции и представляла собой портрет известного английского долгожителя «Старины Томаса Парра» («Old Parr») . Однако в начале 20 века картина была продана в частную коллекцию, и все что у них осталось – это черно-белый фотоснимок, копия с которого  и была прислана автору. По сведениям из музея, на обороте картины имелась рукописная надпись на французском языке: “C’est le portrait d’ Old Parr peint par Rubens quand il e’tait ambassadeur. Parr avait 142 ans ett mourut a l’age 145”17. Впоследствии эта надпись была утрачена. Интересно, что даты, указанные Рубенсом и известная хронология жизни Парра не совпадают. Томас Парр скончался, когда ему было 152 года 18. Согласно надписи на надгробном памятнике «Старины Пара», он жил с 1483 г. по 1635 г. и был похоронен 15 ноября 1635 года (после  смерти, наступивший от переедания на королевском приеме в свою честь).

Сотрудник музея Нельсона-Аткинса также прислал подробную сопроводительную документацию на картину. В частности, в ней сообщается 19, что портрет принадлежит кисти Питера Пауля Рубенса, фламандца. На полотне отсутствует  подпись и дата. Сотрудники музея в Канзас Сити датируют этот портрет 1629-1630 годом. Атрибуция и датировка картины за свою историю претерпела несколько превращений. Из-за несовпадений известных дат в хронологии жизни Рубенса и надписи на обороте картины 21, портрет, который считался изображением Томаса Парра кисти Рубенса, в 1862 году стал Портретом Старика (“Portrait of an Old Man”) работы неизвестного мастера. Однако, спустя один век, в 1960 году после расчистки полотна, плотно прошло повторную экспертизу, и было безоговорочно атрибутирвано кисти Питера Пауля Рубенса. В это же время дата создания портрета в 1629-30 году была поставлена под сомнение Эриком Ларсеном 22, который, основываясь на изучении техники и характера письма на картине, сделал предположение о более вероятном периоде написания портрета: с 1612 по 1614 год.
Известно три опубликованных репродукции картины 23, Портрет Томаса Парра выставлялся в 1846 году в British Institution.     

Владельцами картины в разные годы являлись:
- Сэр Роберт Прайс ( Sir Robert Price);
- Хьюго Эй Джи Монро (Hugh А.J. Munro). Художественная коллекция Монро была продана на аукционе Кристи-с в Лондоне 1 Июня 1878 года.
- Седельмейер (Sedelmeyer) (?);
- Мориц Кэнн (Maurice Kann). Приобретена в  1890 году и через некоторое время  помещена в галерею Нельсона; Однако, коллекция Морица Кэнна была распродана в 1908 году;
- Картина в составе большей части коллекции приобретена в собрание Дювина (Duveen);
- В 1921 году картина была в руках Баштица (Bachstitz).

В прилагаемом описании сказано, что изображение представляет собой портрет старика с седыми волосами и длинной бородой, одетого в одежду красного тона, белым воротником и накинутым на плечи коричневым мехом. Автору удалось разыскать в сети Интернет и еще одно известное изображения Томаса Парра: Гравюру Джорджа Поули с драйпойнта, выполненного самим Рубенсом, которое хранится в Национальной портретной галерее в Лондоне 24:

томас парр

Ил. №15. Портрет Томаса Парра Гравюра Джорджа Поули по драйпойнту Питера Пауля Рубенса  вторая половина XVIII века (134 mmx 110 mm) Национальная портретная галерея, Лондон

Портреты  «Стариков» в Государственном историческом музее и в Государственном Эрмитаже, практически идентичны и, скорее всего, представляют список одного с другого. Сравним портрет “Голова Старика”,  кисти Антона Ван Дейка, портреты Томаса Парра кисти Рубенса (Музей Нельсона-Аткинса) и гравированный портрет Томаса Парра Джорджа Поули, снятый по драйпойнту Сэра Питера Пауля Рубенса (Национальная портретная галерея, Лондон).
 Для сравнения изображений исследуемые портреты были приведены  к единому масштабу по межзрачковому расстоянию, после чего совмещены в едином изображении для удобства сравнения. Цветное изображение “Головы Старика” из Государственного Эрмитажа было преобразовано в черно-белое  для того, чтобы облегчить визуальное сравнение с остальными черно-белыми репродукциями. Теперь  можно сравнить портреты методом сопоставления:

атрибуция портретов
Ил. №16. Совмещенное изображение двух портретов Томаса Парра с исследуемым портретом (справа)

Весьма вероятно, что все три изображения представляют собой портреты одного и того же человека. Особенно близки изображения Томаса Парра кисти Рубенса (слева) и Старика  кисти Ван Дейка (справа). На наш взгляд портрет кисти Рубенса чуть менее тщателен в исполнении, по сравнению с портретом кисти Ван Дейка.
Возможно, читателю покажется интересным взглянуть на усредненный портрет «Старины Парра», полученный путем совмещения всех трех полупрозрачных изображений. Для чего это делается? Каждый художник привносит в свою работу свое личное видение объекта и его трактовку. Усредняя полученные варианты изображения одного и того же человека, мы, вероятно, получаем возможность взглянуть на изображение, которое ближе всего стоит к реальной модели. Подобная же методика (фотосовмещение) используется в современной криминалистической практике для портретной экспертизы и установление личности методом фотосовмещения.26  

ван дейк голова старика   портрет

Ил. №17. «Голова старика»
Антон Ван Дейк Государственный Эрмитаж

 

Ил. №18. Усредненное изображение трех предполагаемых портретов Томаса Парра

Таким образом, мы подходим к первому выводу о том, что действительно имеется визуальное типажное сходство  Томаса Парра с портрета кисти  П.П.Рубенса со Стариком, изображенным на портрете кисти Ван Дейка. Исходя из этого, с большой долей вероятности можно утверждать, что портрет “Голова Старика” из Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге также представляет собой портрет Томаса Парра.
Но, по словам старшего научного сотрудника Государственного Исторического музея Л.Ю.Рудневой, изображение на портрете “Голова Старика” полностью идентично изображению на портрете, хранящемся в Государственном Историческом музее, поступившем туда из коллекции Румянцевского музея и указанным Д.А.Ровинским и В.Г.Перовым как портрет А.Д.Меншикова. К сожалению, по объективным техническим причинам автору пока не удалось получить копию изображения портрета из собрания Государственного исторического музея.
Может ли представленный портрет, хранящийся в Государственном Историческом музее быть портретом А.Д. Меншикова?

Исходя из представленного выше анализа, рассматриваемая группа портретов (Копия Карла Фрока, Ван Дейк, Рубенс) изображает одного и того же человека. Известная история полотен исключает создание списка атрибутируемого В.Г. Перовым портрета Меншикову в России во время жизни А.Д. Меншикова, так как Александр Данилович скончался в 1729 году, а работа Ван Дейка была привезена в Россию  в составе коллекции, приобретенной Императрицей Екатериной II , как принято считать,  лишь в 1764 году из Берлина из собрания Иоганна Эрнста Гоцковского.
Вероятность того, что портрет Меншикова, написанный в Березове, мог случайно повторить черты Томаса Парра портреты кисти Рубенса и Ван Дейка, ничтожно мала. Исходя из всего вышесказанного, мы подходим ко второму выводу, что хранящийся в запасниках Государственного исторического музея портрет, есть не что иное, как портрет Томаса Парра, а вовсе не опального князя Александра Даниловича Меншикова в Березовской ссылке.
Что же могло произойти на самом деле? Вероятно, внешний вид Меншикова во время ссылки в Березове был похож на находившийся список с работы Рубенса или Ван Дейка, который мог быть у одного из Тобольских губернаторов. Бархатный халат любимого Меншиковым брусничного цвета, длинная борода, овальная форма лица – все это действительно делают портрет похожим на вероятный облик ссыльного князя. Возможно, что кому-то из Тобольских губернаторов захотелось «создать» такой портрет, для которого и был использован список с работы одного из фламандских мастеров.

Автор копии портрета Меншикова – «ссыльный живописец и иностранец Карл Иванович Фрок» (впрочем, как и возможные вариации этой фамилии: “Фок”, “Фрог” “Франк”) не фигурирует в известных автору литературных источниках и архивных материалах. Однако, если вспомнить о  популярном в XVIII веке способе «шифрования» фамилии, то можно прочесть фамилию художника «Фрок» справа налево. Что даст при прочтении гораздо более вероятное ее звучание: «Корф», что гораздо больше подходит для немца с именем «Карл Иванович» (Карл Иоганн?), чем английская фамилия «Фрок».

Автор сделал запрос в Государственный архив в г. Тобольск на предмет наличия записей о ссыльном живописце К.И. Фроке.  Ответ из архива гласил,  что документальных материалов о пребывании в Тобольске К.И. Фрок   в архиве г. Тобольск не было обнаружено (Исх.№902 от 06.09.2009)29.

Старший научный сотрудник, хранитель Государственного Исторического музея, специалист по живописи XVIII века Людмила Юрьевна Руднева, исходя из вышесказанного, придерживается мнения, что копия портрета Меншикова кисти Карла Фрока может представлять собой мистификацию кого-либо из московских антикваров XIX века, по «заказу» которого был создан этот список или сделана «историческая» приписка на обратной стороне реального существующего списка с картины.
Интересно, что надпись на обороте картины указывает на дату смерти – 22 октября 1729 года, в то время как Тобольскому губернатору достоверно было известно по донесениям 33 точная дата смерти князя Меншикова - 12 ноября 1729 года:
“ Сего 1729 годя ноября 23 в донесении в Тобольскую губернскую канцелярию из Березова сибирского гарнизона от капитана Миклашевсклого записано: сего де ноября 12 Меньщиков в Березове умре.
К поданию в Верховный Тайный совет Иван Болтин Секретарь Яков Андреев Ноября 25 дня 1729 года“
Данный факт может являться косвенным доказательством того, что надпись на обороте картины была сделана через значительное время после смерти Меншикова, не в Тобольске и не в Березове, людьми, не знакомыми детально с судьбой А.Д.Меншикова.

Еще одно интересное совпадение –  время копирования  К.И.Фроком  портрета Меншикова - 1770 год.  В 70-х годах XVIII века для  украшения домов  многих известных дворянских фамилий были выполнены  на заказ серии портретов царственных особ и других знаменитых лиц, чаще всего представлявшие собой копии известных работ европейских мастеров. Были такие серии портретов в усадьбах «Райек» у Глебовых, «Очкино», принадлежащем фамилии Судиенко, «Архангельское» Юсуповых,  «Андреевское» у Воронцовых, «Остафьеве»  и во многих других русских усадьбах 2. Одним из самых известных художников, выполнявших копии был А. П. Антропов. Известно, что в 1772 году он выполнил такую заказную портретную серию. Интересно, что А.П.Антроповым были выполнены портреты лиц ближайшего круга общения А.Д.Меншикова: Императрицы Елизаветы Петровны (1755, Музей русского искусства, Киев), отца Федора Дубянского* (1761 год, Государственный Эрмитаж), Императора Петра I (1770 год, Государственный Русский музей).
*Духовный отец Елизаветы Петровны и содержатель «поповых кабаков» на старой дороге из Петербурга в Москву, в районе села Пилола (Пиллово), Санкт Петербургской губернии. (Соб. инф.)

Тем не менее, автор вынужден заметить, что изображение лица Томаса Парра действительно имеет несколько особенностей, делающих его схожим с внешностью А.Д.Меншикова. Автор подробно рассматривает эти особенности строения лица А.Д.Меншикова ниже в статье, в разделах, посвященных портрету из коллекции П.И.Щукина и сравнению малоизвестных гравированных портретов А.Д. Меншикова. Вкратце укажем на них: характерные особенности строения лба (форма, лобная залысина, лобные бугры), схожесть расположения и строения носолобных складок, складок верхнего и нижнего век, форма носа.

Возможно, эта типажная схожесть портретируемых лиц и привела  в свое время к ошибочному заключению о том, что на рассматриваемом нами портрете кисти К.И.Фрока изображен А.Д. Меншиков.
Однако, исходя из сделанных выше выводов, перед нами встает другой важный вопрос: Что же представляет собой картина “Голова Старика” кисти Ван Дейка, хранящаяся в Государственном Эрмитаже?
При сравнении гравированного портрета Томаса Пара из Национальной портретной галереи в Лондоне с двумя рассматриваемыми выше портретами,  автор обратил внимание, что нос и переносица лица на гравюре практически повторяет эти черты персонажа с портрета из галереи Нельсона:

Фототаблица № 1
сравнение портретов
Сравнение носогубной области лица у портретируемых персон: (слева направо) Старина Парр (Рубенс), Томас Парр (Поули), Старик (Ван Дейк)

Однако овал глаз, форма бороды и усов, мягкость изображения черт лица на гравюре ближе к портрету из Эрмитажа. Таким образом,  по мнению автора, гравюра может представлять представляет собой усредненное повторение черт с обоих портретов. Однако нам известно, что  гравюра выполнена Дж. Паули с драйпойнта самого Рубенса 25. Получается, что Рубенс работал, видя перед собой оба портрета? C другой стороны, известно, что Питер Пауль Рубенс писал копии с портретов кисти Ван Дейка. Известна, например, копия кисти Рубенса с его собственного портрета кисти Ван Дейка, хранящаяся в собрании герцога Буклеха и Квинсберри (The Duke of Buccleuch and Queensberry)  в Богтон Хаус  (Boughton House) в Нортхэмптоншире, в Англии.
Так кто же из них первым создал портрет Томаса Парра? Рубенс или Ван Дейк? Действительно ли в Государственном Эрмитаже храниться работа кисти Ван Дейка, а не Рубенса?  Зачем Ван-Дейку делать версию с портрета Томаса Парра кисти своего учителя Рубенса, притом, что он написал еще один самостоятельный и, возможно, более выразительный портрет Старины Парра, который хранится в Дрезденской галерее? Вот этот портрет:

томас парр
Ил. №19. Портрет Томаса Парра Антон Ван Дейк
Дрезденская галерея, Дрезден
Масло, холст на дереве. 64,5 х 52 см. Овал

На обратной стороне картины описывается история жизни Парра и история создания картины. Налицо определенное типологическое сходство портретируемых лиц, несмотря на другой ракурс изображения и отличия в форме и размере бороды. Однако манера изображения отличается от рассматриваемых нами выше портретов. На этом портрете, Томас Парр написан гораздо более технично, живо, в сложной игре света, придающей портрету гораздо большее объемное звучание.
Не может ли портрет “Голова Старика”, хранящийся в Государственном Эрмитаже, также принадлежать кисти Рубенса, а не Ван Дейка, как считается в настоящее время?
Неожиданный ответ на этот вопрос может дать ответ на запрос автора в Музей Нельсона-Аткинса по поводу портрета Томаса Парра. В сопроводительной документации на портрет Томаса Парра, кисти П.П.Рубенса указано 19:  
«Копия или другая версия данной работы находится в Эрмитаже в Ленинграде. При нем в документах находится гравированная табличка с указанием имени Рубенса и названия – “Старина Парр” (“Old Parr”). Происхождение этой таблички неизвестно. Она имеет определенное стилистическое сходство с табличкой на нашей картине…»
В письме от известного историка искусства и исследователя творчества Рубенса и Ван Дейка Лео Ван Пювельде ( Leo Van Puyvelde, 1882-1965), упоминаемом в документации  картина относится  к 1620 году. Ван Пювельде идет дальше и говорит, что портрет Томаса Парра исполнен Ван Дейком (картины которого находятся соответственно в Ленинграде и Дрездене) и датируется примерно 1622 годом.  Ниже приводится копия части оригинала документации из музея с данной информацией:

музей нельсона аткинса

Ил. №20. Выдержка из технической документации на картину П.П.Рубенса «Старина Парр» из музея Нельсона-Аткинса.

Возможно, в путанице, кроме письма Ван Пювельде, повинен период сомнений относительно авторства картины из галереи Нельсона. Видимо, об этом в то же время узнали и в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Данная ситуация может послужить поводом к более тщательной экспертизе с целью установления авторства картины “Голова Старика”, хранящейся в Государственном Эрмитаже.

Однако вернемся к портретам А.Д. Меншикова. Автор, занимаясь поиском его портретов, обнаружил малоизвестный портрет в альбоме “Русские Портреты” собрания П.И. Щукина в Москве, третьего выпуска, изданный в Москве в 1902 году. 20  Портрет №7 в альбоме подписан как портрет А.Д. Меншикова. Одновременно, в этом же альбоме были обнаружены женские портреты за №27 и №28, обозначенные как портреты “ Марии Александровны Меншиковой” и  “Александры Александровны Меншиковой”.
Автор постарался разыскать эти портреты. Известно, что по воле П.И. Щукина в 1905 году его художественные коллекции были переданы в Российский Исторический музей – ныне Государственный исторический музей. Автор отправил запросы к хранителю фондов XVIII века - старшему научному сотруднику музея Л.Ю.Рудневой о наличии портретов в фондах музея и получил утвердительный ответ.
Вот изображение портрета Александра Даниловича Меншикова:

портрет Меншикова в Тобольске

Ил. №21.  Портрет №7 А.Д.Меншикова из альбома «Русские Портреты» собрания П.И. Щукина в Москве изданного в Москве в 1902 году

Однако из Государственного исторического музея была получена информация, что эти портреты числится как портреты неизвестных.
Рассмотрим, имеется ли портретное сходство человека, изображенное на представленном портрете и известными иконографическим изображениям А. Д. Меншикова. Выделим характерные основные черты лица Меншикова, и сравним их на исследуемом портрете и на других изображениях Александра Даниловича. Чрезвычайный интерес представляет сравнение исследуемого портрета с малоизвестными гравюрами, рассмотренными в начале статьи. Эти гравюры интересны тем, что несут детальное реалистичное и подробное изображение лица Александра Даниловича, включая все уникальные лицевые складки. Сравним этот гравированный портрет с исследуемым портретом из собрания П. И. Щукина. Для контроля используем общеизвестные гравированные портреты А. Д. Меншикова, упомянутые в Словаре Д. А. Ровинского. Сравним все эти изображения, используя детальное сравнения отдельных черт лица, имеющих высокую степень индивидуальности. Принцип сравнения основан на анализе локальных признаков наиболее характерных частей лица: рта, носа, брови, щек и скул. Подобной моделью пользуются в криминалистических портретных экспертизах для идентификации личности.

Стоит также, в этом отношении, вспомнить о работах итальянского врача Джованни Морелли (1816 -1891). Морелли предложил новый способ, который достоверно помогает отличать подлинники картин от их копий. Знаточеский практический метод “художественной аутопсии” Морелли явился альтернативой общепринятому культурно-историческом подходу к анализу живописи и имел прямые параллели с методами, которыми пользовались патологические анатомы и криминалисты. Джованни Морелли отказался от традиционного подхода искусствоведов, при которых ведущим способом атрибуции было сравнение общего впечатления от картин, особенностей композиции и броских характерных черт. Морелли утверждал, что основное внимание следует уделять мелочам, которые несут безусловный отпечаток индивидуальности художника и, при этом, обычно не переносятся на копии картин со всеми своими мелкими отличительными чертами вследствие очевидной малозаметности. К таким ключевым чертам Морелли, как врач, прежде всего, отнес форму ушей, форму пальцев рук и ног. Он тщательно выявил и зарегистрировал формы ушей персонажей, присутствующих в оригиналах картин, но не в копиях, характерных для Ботичелли, для Козимо Туры и других. Пользуясь своим методом, он предложил десятки и десятки новых атрибуций для полотен в основных картинных галереях Европы.31

Позже, новый методический подход Джованни Морелли был развит в работах американского искусствоведа Бернарда Бернсона (1865-1959), семьдесят лет занимавшегося искусством эпохи итальянского Возрождения. Также как и Морелли, Беренсон считал, что то, что видит на картине глаз исследователя имеет неоспоримое превосходство над аурой исторических документальных источников – слишком легко можно подделать или сознательно оставить в истории искаженную документальную информацию. Однако подделать мелкие, не очевидные на первый взгляд характерные черты письма художника или изображения модели весьма сложно.
Для количественного анализа живописных произведений Беренсон в своей работе «Rudiments of Connoisseurship”, 32 установил иерархию удельного веса ценности элементов изображения в соответствие со степенью механистичности и бессознательности исполнения со стороны художника.  Максимально достоверными признаками оказались: изображения ушей, кистей рук, складок одежды и пейзажа, которые максимально обусловлены привнесением в творчество личного бессознательного  художника. Менее релевантными оказались изображения волос, рта, глаз и носа, на форму представления которых значительное влияние может оказывать симпатии самого художника и вкусы эпохи. Наименее релевантными признаками оказались лоб, подбородок, изображение архитектурных элементов и общий колорит картины, так как все эти элементы в значительной степени подчиняются вкусу эпохи, в которой творит художник.

Используя теоретические основы, заложенные Морелли и Беренсоном, мы приступили к анализу предполагаемых портретом Меншикова. Все сравниваемые портреты мы масштабировал, приводя их к единому масштабу по расстоянию между зрачками (межзрачковое расстояние). Во всех случаях изображения масштабировались пропорционально – с сохранением аспекта соотношений размеров по вертикали и горизонтали. Для упрощения визуального сравнения изображений некоторые гравированные портреты использованы в зеркальном отражении, чтобы получить тот же ракурс, что и на исследуемом портрете.

усредненный портрет Меншикова

Ил. № 22. Сопоставление исследуемых портретных изображений А. Д. Меншикова

 

На первый взгляд, сходство изображенных на портретах людей весьма отдаленное. Чтобы "не пасть жертвой" субъективизма - "похож - не похож", проведем детальное сравнение отдельных частей лиц на различных портретах. В рамках данной статьи мы не можем привести полную таблицу сравнения лиц, так как это принято, в частности, в криминалистической практике при определении степени типажной схожести, и ограничимся сравнением лишь наиболее характерных черт лица. Ниже автор приводит фототаблицу с наиболее интересными сравнениями отдельных участков изображений:

портрет Меншикова в Тобольске

Фототаблица №2 Сравнение бровей и области переносицы на исследуемых портретных изображениях:
1. Фрагмент портрета с литографии по рисунку И. Фридрица.
2. Фрагмент портрета с гравюры L.J.Allaix.
3. Фрагмент портрета с гравюры из собрания портретов издаваемых Платоном Бекетовым.
4. Фрагмент портрета из собрания П.И. Щукина (зеркальное отображение).
5. Фрагмент портрета с гравюры из отдела эстампов Национальной публичной библиотеки.
6. Фрагмент портрета, хранящегося в отделе «Дворец Меншикова» Государственного Эрмитажа в Санкт Петербурге.
Белой стрелочкой указаны характерные особенности межбровных и носолобных складок у портретируемого лица.
Белым прямоугольником выделена область характерного излома брови.

На приведенной выше фототаблице произведено сравнение особенностей строения носолобной области и области бровей у портретируемых лиц. При визуальном сравнении изображений видна характерная особенность носолобной складки (отмечена белой стрелочкой на изображениях). Из курса челюстно-лицевой и пластической хирургии известно, что гиперфункциональные кожные складки на лице формируются на рубеже 25 -35 лет. 30   Подробная схема расположения кожных складок на лице приведена в Приложении №1 к настоящей работе.  Лицевые кожные складки образуются из-за преобладания определенного вида мимической активности на лице. В частности, исходя из анализа представленных выше изображений, можно сказать, что Александр Данилович очень часто любил «насупить» брови. В формировании лицевых кожных складок участвуют все слои лицевых тканей: кожа, подкожная жировая клетчатка и мышцы. Лицевые кожные складки с течением времени могут лишь усиливаться, но не могут претерпеть обратного развития, в связи с чем, для их устранения прибегают к пластическим операциям. Таким образом, характерный рисунок кожных складок  на лице может быть использован как идентификационный признак. В нашем случае, сходство строения носолобных и межбровных складок  у лиц на рассматриваемых портретах достаточно очевидно. Этот же признак присутствует (хотя, немного сглажен) на широко известном живописном портрете А.Д. Меншикова, находящемся на хранении в отделе «Дворец Меншикова» Государственного Эрмитажа в Санкт Петербурге. (См. схему кожных складок на лице человека в Приложении №11 )
Другой заметный признак, присутствующий на четырех из шести изображений – характерный излом левой брови и форма обеих бровей. Можно предположить, что излом левой брови является следствием небольшого шрама. Очень показательно, что этот небольшой косметический дефект присутствует только на «непарадных» - реалистичных изображениях А.Д. Меншикова: гравюре предположительно выполненной до 1700 года, гравюре выполненной в период активного участия Меншикова в боевых действиях Свейской войны и на портрете, предположительно выполненном на пути следования «бывшего князя» в ссылку в Березов. На всех парадных гравированных портретах  данный косметический дефект в области брови у Александра Даниловича отсутствует, что, впрочем, неудивительно – таково предназначение парадных портретов. На портрете из  отдела «Дворца Меншикова» Государственного Эрмитажа этот признак немного сглажен.

портрет Меншикова в Тобольске

Фототаблица №3 Сравнение носогубной области переносицы на исследуемых портретных изображениях:
1. Фрагмент портрета с литографии по рисунку И. Фридрица
2. Фрагмент портрета с гравюры из собрания портретов издаваемых Платоном Бекетовым.
3. Фрагмент портрета с гравюры L.J.Allaix.
4. Фрагмент портрета из собрания П.И. Щукина (зеркальное отображение).
5. Фрагмент портрета с гравюры из отдела эстампов Национальной публичной библиотеки.
6. Фрагмент портрета из отдела «Дворца Меншикова» Государственного Эрмитажа.

Данный рисунок гиперфункциональных кожных складок в носогубной области глаз, может говорить о том, что еще одной характерной мимической гримасой А.Д. Меншикова было поджатие пожатие губ и «выпячивание» нижней губы. Кроме всего прочего, Меншиков часто прищуривал глаза (характерные «гусиные лапки» в наружных углах глаз на некоторых изображениях, в том числе на живописном портрете из Дворца Меншикова). Прищуривание может быть характерно как для смеха и улыбки, так и для агрессивной мимики.

портрет Меншикова в Тобольске

Фототаблица №4 Сравнение области подбородка на исследуемых портретных изображениях:
1. Фрагмент портрета с литографии по рисунку И. Фридрица.
2. Фрагмент портрета с гравюры из собрания портретов издаваемых Платоном Бекетовым.
3. Фрагмент портрета с гравюры L.J.Allaix.
4. Фрагмент портрета из собрания П.И. Щукина (зеркальное отображение).
5. Фрагмент портрета с гравюры из отдела эстампов Национальной публичной библиотеки.
6. Портрет, хранящийся в отделе «Дворец Меншикова» Государственного Эрмитажа в Санкт Петербурге.
Белой стрелочкой указаны характерные особенности губоподбородочной складки у портретируемого лица. Рамочками выделены область характерной подбородочной складки (подбородочной «ямки»).

На фототаблице видно визуальное сходство особенностей строения подбородка у портретируемого лица. Подбородок на всех изображениях - выступающий, имеет характерные губоподбородочную и подбородочные складки. Кроме того, на всех изображениях проступает явно заметный начавший формироваться «второй подбородок» - подчелюстная складка. (См. схему кожных складок на лице человека в Приложении №1)
Как видно из таблиц, при визуальном сравнительном исследовании усредненных черт внешности князя А.Д. Меншикова, описанных по известным гравированным и живописным портретам, и черт человека, изображенного на портрете из коллекции П.И. Щукина, определяются совпадения по большинству признаков. Имеющиеся расхождения: отечность лица, нависание брови, небритость, положение бровей являются непостоянными изменяемыми признаками и объясняются разными бытовыми условиями, состоянием здоровья и разницей в возрасте. В тоже время, имеется полное совпадения ряда характерных отличительных признаков, таких как складки на подбородке, характерные межбровные и носолобные складки, идентичный рисунок других лицевых складок (см. Приложение №1) (носогубных, губоподбородочных, подбородочно-щечных складок), излом  брови (шрам в области брови?). Кстати, при сравнении портретов, обязательно нужно принимать в расчет характерные возрастные  лица человека. Например, возраст может сказываться на размере подбородка – с годами он может уменьшаться в размере и его рельеф может сглаживаться. Возможно, этим объясняется некоторое изменение пропорций лица человека на исследуемом нами портрете. За счет уменьшения подбородка изменились и пропорции лица Александра Даниловича – лицо стало менее продолговатым, чем в молодые годы. Интересно, что именно из-за возрастного уменьшения подбородка (впрочем, как и из-за выпадения зубов) многие мужчины в старости отращивают бороду, даже если не носили ее до этого.
Для примерной иллюстрации возрастных изменений, автор предлагает рассмотреть последовательное совмещение двух портретов:

портрет Меншикова в Тобольске

Ил.№23. Последовательное фотосовмещение изображения  лица с гравюры А.Д.Меншикова с изображением на исследуемом портрете. Изображения приведены к единому масштабу. Никаких изменений пропорций изображений не производилось.

На представленной выше трансформации видно, что пропорции сравниваемых лиц практически полностью совпадают. Отличается положение бровей и спинки и крыльев носа.  Брови на гравюре расположены выше, так как на живописном портрете они больше насуплены. Искривление спинки носа на живописном портрете и более низкое положение кончика носа также имеет свои объяснения. Это можно объяснить как полученной травмой во время боевых действий Северной войны (либо непосредственно во время следования в ссылку в Гнилой Березов), так и характерными возрастными изменениями, при которых кончик носа утолщается и немного отвисает вниз, за счет ослабления межхрящевых связей в скелете носа.
Заметим, что на рассматриваемых выше портретах Томаса Парра кисти Рубенса и резца Поули, у героя картин имеется совершенно схожее приобретенное изменение строения носа. На портрете кисти Ван Дейка имеется лишь намек на искривление носа у портретируемого лица.

портрет Меншикова в Тобольске

Фототаблица №5 Сравнение области носа на портретах (слева направо): Старина Парр (Рубенс), Томас Парр (Поули), Старик (Ван Дейк), портрет №7 из альбома «Русские портреты»  П.И.Щукина.

По мнению автора, исходя из приведенных выше аргументов, портрет из коллекции П.И. Щукина может представлять собой портрет А.Д. Меншикова, сделанный по указанию Тобольского губернатора князя Михаила Владимировича Долгорукова 15-16 июля 1728 года во время пребывания А.Д. Меншикова в Тобольске на пути в город Березов. Как известно 17 июля 1728 года семья Меншикова под караулом продолжила свой путь по воде в Березов. 33
Исходя из манеры письма, представленный портрет был выполнен, скорее всего, живописцем из ссыльных иностранцев, проживавших на поселении в то время Тобольске. Тобольск был одним из самых популярных мест для дальних ссылок. Известно, что в Тобольске (как, впрочем, и в Березове) в первой трети XVIII находились многочисленные пленные шведские офицеры.
Письмо на картине достаточно тщательное, хорошо отражена игра света и тени. Однако имеются ошибки в пропорциях, перспективе и анатомическом построении лица портретируемого. Это может быть обусловлено сжатыми сроками, в которые писался портрет. Несмотря на данные ошибки, художником удачно схвачено психологическое состояние портретируемого человека: сильные внутренние переживания, отголоски пережитого горя, и, в то же время, еще достаточная внутренняя сила, упорство характера.
Известно, А.Д. Меншиков, отпустил бороду во время проживания в Березове. На пути в Березов, он еще, вероятно, брил бороду. На представленной картине, мы видим «трехдневную» щетину портретируемого. Вероятно, портрет был снят в первый же день прибытия Меншикова в Тобольск, до того как он помылся в бане и смог привести себя в порядок.
Таким образом, исходя из сравнения образов на портретах, следует, что между изображениями на признанных портретах А.Д. Меншикова и изображением человека на портрете из коллекции П.И. Щукина имеется типажное сходство большой степени. В совокупности с субъективным ощущением внешнего сходства лиц, изображенных на портретах, с большой долей вероятности, можно считать, что перед нами - изображение А.Д. Меншикова во время этапирования его в Березов. Вряд ли бы в свой Петербуржский период жизни Меншиков позволил бы делать с себя подобный портрет. Художник же, способный его выполнить, с гораздо большей вероятностью находился в Тобольске – «столице» Сибири, чем, например, в Березове.

В завершении раздела, посвященного мужским портретам, пару слов хочется сказать еще об одном малоизвестном живописном портрете А.Д.Меншикова (Ил. №24). Он находится в музее Полтавской битвы на Украине, в селе Яковцы, улица Шведская могила, дом 34. Портрет этот поступил в музей при его открытии в 1950 году из Ленинграда. Поскольку значительную помощь при формировании фондов музея оказывали сотрудники Эрмитажа, то можно предположить, что портрет поступил из его запасников. Автор портрета неизвестен. Портрет написан маслом по холсту. Его размер 30 на 40 см. Рама портрета простая деревянная, крашеная.  Углы рамы скошены и декорированы виньетками.  Картина конвертирована – задняя сторона портрета заклеена бумагой, и посмотреть, есть ли на ней какие либо надписи не удалось.

портрет Меншикова в Тобольске

Ил.№24. Портрет А.Д. Меншикова из музея Полтавской битвы

Лицо А.Д. Меншикова, хотя и отличается от других изображений, несет все те же характерные основные черты, подробно рассмотренные нами выше: высокий лоб, с лобной залысиной, характерная форма носолобных складок, излом бровей, длина и форма носа, форма рта, характерный выступающий подбородок со складкой.  
Когда был написан  этот портрет? Поищем ответ на самом изображении. А.Д. Меншиков изображен со знаком ордена Св. Андрея Первозванного и с крестом польского ордена Белого Орла, полученного им от польского короля Августа II в октябре 1705 года (период с 2 по 7 октября), в числе других «российских министров и генералитета, которые к стороне его были доброжелательны».34   С другой стороны, А.Д. Меншиков изображен на портрете без знака прусского ордена Черного Орла, которым он был пожалован прусским королем Фридрихом-Вильгельмом в 1713 году за взятие Штетина. Следовательно, правомерно было бы утверждать, что портрет был снят в период с октября 1705 года по сентябрь 1713 года.

Еще одно интересное свидетельство об утраченном портрете А.Д. Меншикова содержит свод Историко-статистических сведений о Санкт петербургской епархии за 1884-85 гг.35 В Своде описывается храм Преображения Господня в принадлежавшей когда-то А.Д. Меншикову крепости Копорье. Сам храм сгорел со всем имуществом в ночь на 21 ноября 1864 года. Однако, документы уцелели в доме диакона Смирницкого. В них сохранилась информация об иконе нижнего яруса иконостаса во имя Тихвинской Божьей Матери. В частности, об образе пишется:  «1704 г. образ сей Тихвинския Пресвятые Богородицы писан, по приказанию генерал-губернатора, князя Александра Даниловича Меншикова, а написал торопецкий купец Лаврентий Туфанов". На полях этого образа Тихвинской Божией Матери и был выписан  портрет А.Д. Меншикова.

Храм Преображения Господня в Копорье
Ил.№25. Храм Преображения Господня в Копорской крепости (фото автора)

Продолжение: Статья "Неизвестные портреты членов семьи А.Меншикова" будут опубликованы после выхода журнала История Петербурга №6 за 2009 год.

Список использованной литературы:

1 Калязина Н. В. Материалы к иконографии А. Д. Меншикова: Прижизненные портреты // Культура и искусство Петровского времени: Публикации и исследования. Л., 1977. С. 70–87;
2Калязина Н. В. К истории русского портретного искусства первой трети XVIII в.: (жен. портр. семьи кн. А. Д. Меншикова) // Памятники культуры. Новые открытия: письменность, искусство, археология: ежегодник, 1994 / РАН, Науч. совет по истории мировой культуры. М.: Наука, 1996. С. 233–240.
3 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб., 1887, Т. II (Е-О) С. 1272–1275.
4 Греч А. Н. Венок усадьбам. М.: Аст-пресс книга, 2006.
5 Полевой Н. А. Русские полководцы, или жизнь и подвиги российских полководцев от времен Императора Петра Великого до царствования Императора Николая Первого. СПб., 1845. Вкладка C. 56–57.
6Белинский В. Г. ПСС. Т.IX. М., 1955. С. 131.
7 Кеменов В. С. В. И. Суриков, Историческая живопись 1870–1890. М.: Искусство, 1987. C. 255.
8 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб. 1887. Т. III. С. 1553.
9 Гистория свейской войны (Поденная записка Петра Великого) / Сост. Т. С. Майкова. Вып. 1. М.: Кругъ, 2004. С. 233.
10 Богословский М. М. Петр I / Материалы для биографии. М.: Центрполиграф. 2007. Т. II. C. 330–331.
11 Там же. C. 329.
12 Там же. C. 334.
13 Гузевич Д., Гузевич И. Первое европейское путешествие царя Петра / Аналитическая библиография за три столетия 1697–2006. СПб.: Феникс; Дмитрий Буланин, 2008. С. 36.
14 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб. 1887. Т. II. С. 1274.
15 Перов В. Г. Нечто в роде легенды о портрете князя Александра Даниловича Меньщикова // Художественный журнал. СПб., март 1881. С. 184–188.
16Императорский Московский и Румянцевский музей. Отделение Изящных искусств. / Каталог картинной галереи. М.,1915. С.269.
17 Rooses, “L’Oeuvre de P. P. Rubens”. Jos. Maes.1890. V. 4. P. 230.
18 Encyclopedia Britannica. 11th Edition, Vo. 20, P. 862.
19 Демкин А. Перевод сопроводительной документации к портрету Томаса Парра, кисти П.П. Рубенса из коллекции музея Нельсона-Аткинса, Канзас Сити, Миссури, США, 2007.
20Русские Портреты” собрания П.И. Щукина в Москве, выпуск 3-й, М., 1902
21 Goris J-A. & Held J.S. Rubens in America, Pantheon, New York, N.Y., 1947. P. 28.
22 Eric Larsen. P. P. Rubens. Antwerp. De Sikkel., 1952. P. 215.
23W.R. Nelson Trust, Kansas City; «Art News», February 21, 1931, V. 29. P. 3; «Art Digest», May 15, 1931. V. 5 (обложка издания); New York Times, Rotogravure Section, March 1, 1931.
24http://www.npg.org.uk/collections/search/portrait.php?search=sp&sText=D5468&rNo=0
25 Кравчинская А. С. Современное состояние и перспективы развития экспертного отождествления личности методом фотосовмещения // Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре – криминалистических чтениях. 5 августа 1976 года. М., 1976. Вып. 12. С. 3–17.
26Судебная медицина / Под ред. В. И. Прозоровского. М.: Юридическая литература, 1968.
27 Демкин А. Перевод сопроводительной документации к портрету Томаса Парра, кисти П. П. Рубенса из коллекции музея Нельсона-Аткинса, Канзас Сити, Миссури, США, 2007.
28 Русские Портреты” собрания П.И. Щукина в Москве, выпуск 3-й, М., 1902
29 ГУТО “Государственный архив в г. Тобольске” Исх. № 902 от 06.09.2009
30 Белоусов А.Е. Пластическая, реконструктивная и эстетическая хирургия. СПб.: Гиппократ, 1998.
31 Die Galerien Borghese und Doria Panfili in Rom Ivan Lermolieff Leipzig Brockhaus 1890, Kunstkritische Studien u?ber italienische Malerei : die Galerien zu Mu?nchen und Dresden Ivan Lermolieff, ps. van Giovanni Morelli. Leipzig : Brockhaus, 1891. Die Galerie zu Berlin. Ivan Lermolieff Leipzig Brockhaus 1893.
32 Bernard Berenson. Rudiments of connoisseurship: study and criticism of Italian art. New York, Schocken Books. 1962
33Есипов Г. В. Ссылка князя Меншикова. «Отечественные записки». СПб., 1861. Кн. 3. С. 85.
34Гистория свейской войны (Поденная записка Петра Великого)/ Составитель Майкова Т.С. Выпуск 1. М., «Кругъ». 2004. С. 260.
35Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии". СПб, 1884 - 1885 гг.


  • Нравится