Карта сайта



  •  
  •  
  •  
  •  

А. Демкин
КАК БЕЛОЧКА БАРСУЧКА СПАТЬ УКЛАДЫВАЛА

© 2011, Андрей Демкин,СПб.
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

Прослушать аудиозапись со сказкой:  

Мне не спалось вторую ночь. То ли ветер слишком сильно завывал в трубе камина, то ли я слишком много наслаждался последнее время ароматным кофе, то ли мысли как неспокойные белки прыгали перед моими глазами то справа налево, то слева направо… в общем, я лежал под тяжелым стеганым одеялом и все время думал о том, как было бы хорошо заснуть.

- Ты напрасно думаешь, что белки такие беспокойные звери, – услышал я беззвучную фразу, которую произнес кто-то неподалеку. Потом в квадратики лунного света на полу вплыли две продолговатые белые полоски, а уже вслед за ними и серая тень упитанного пушистого тельца Барсука.

- Белки вовсе не такие, как ты о них думаешь, - сказал Барсук, теперь уже вслух. Он присел на задние лапки столбиком, и, увидев, что я приветливо кивнул ему, аккуратно вскарабкался на кровать и устроился у меня в ногах.

- Одна из них научила меня, как надо засыпать, и с тех пор, как ты знаешь, я могу заснуть в любом месте в любое время. Барсук зевнул, потянулся и, уже было сладко засопел, как вдруг, видимо вспомнив, что он собирался продолжить рассказ, хрюкнул и продолжил:

- Я был тогда еще совсем маленьким Барсучком. А ты знаешь, что все маленькие барсучки бояться спать. Каждому маленькому барсучку кажется, что темная ночь может поглотить его навсегда, а уж если и не поглотит, то наверняка напугает – кто знает, что может случиться ночью, какой зверь может оказаться неподалеку.

В ту ночь я долго не мог уснуть. Хотя мои братья и сестры, мама и папа спали неподалеку – в своих отнорочках, мне, все же, казалось, что я один на целом свете. Казалось, что существую только я и тьма ночи, которая заполняет собой всю нору, и даже, кажется, заменяет собой весь воздух – ты же знаешь что ночной воздух особенный, напитан всеми ароматами, которые неслышны днем, и такой густой, тяжелый и прохладный, что его хочется пить как нектар. Но пить его мне совсем не хотелось, поэтому я дышал совсем чуть-чуть, стараясь набирать его как можно меньше, из-за чего мне приходилось делать вздохи достаточно часто.

Так бы я и лежал в своих страхах, представляя, что может скрываться за этой плотной густо-синей краской тьмы, как вдруг я почувствовал прикосновение чего-то очень легкого и пушистого. Как будто огромная кисточка прошлась по моему телу. Удивительно, но было похоже, что эта кисть смела с меня напряжение и я моментально смог расслабиться, отпустить все свои мышцы, как распускают перед сном натянутые ленты в волосах, и те рассыпаются по подушке, что бы как следует отдохнуть.

- Привет, услышал я, - сказал Барсук и сладко зевнул. – Оказывается ко мне пришла ночная фея снов – лиловая лесная Белка. Днем таких ты не встретишь. Я даже не знаю, откуда они берутся ночью. Честно говоря, я даже не видел, что эта белка лиловая, но я был в этом уверен.

- Привет, - повторила Белка, - маленький Барсучок, пришел твой черед научиться засыпать. Я уже была у твоих братишек и сестричек, и теперь я пришла к тебе. Я научу тебя спать – ты выслушаешь меня всего один раз, но, то, что я скажу тебе, останется с тобой навсегда, на всю твою жизнь, и даже больше. Перед сном, тебе будет достаточно вспомнить обо мне, и твое тело и душа сами поймут, что надо делать, чтобы сладко уснуть. Никакие мысли, никакие соседи, никакие звуки не смогут отвлечь тебя от самого важного и самого приятного дела на свете – сладкого ночного сна.

Белка еще раз провела по моему телу своим пушистым лиловым хвостом, и я почувствовал, что остатки напряжения растворились во тьме. Словно маленькие мышки – мускулы, еще недавно перебегавшие бугорками под моей шкуркой с места на место, вдруг нашли выход, словно в прогрызенном мешке из-под крупы, и вмиг разбежались, оставив мешок совершенно неподвижно лежать на месте. Белка провела хвостом вокруг меня.

- Это только твой маленький мир, Барсучок. Он совершенно безопасен, потому что ты – король своего мира, и все здесь подчиняется только тебе. Все переживания дня, все радости и расстройства, все звуки – все осталось за пределами этого круга. И действительно, ночной сверчок, еще недавно стрекотавший где-то вдали умолк, как и хрум разгребаемой кротом земли где-то еще глубже нашей барсучьей норы.

- Теперь, ты будешь внимательно слушать то, что я буду тебе говорить – продолжила Белка – и каждое мое слово ты будешь повторять внутри себя, и будешь выполнять все, что будет сказано. А потом, когда меня не будет рядом, ты будешь сам говорить себе все, что нужно, и твое тело и твоя душа будут тебя слушаться. Даже если ты и ошибешься в мелочах – ничего страшного, ведь тело и душа умнее тебя самого и сами прекрасно знают, что им надо делать – они просто ждут от тебя разрешения на это. Я потянулся, и подумал, как это было бы здорово, не думать за свою душу и тело, а лишь разрешить им поступать, так как нужно в данный момент, так чтобы уснуть, да и вообще, в каждый момент жизни – ведь они обладают интуицией, и лучше барсучьего ума знают, что и как следует делать.

- А теперь, - сказала Белка – испей снотворного ночного воздуха. Ты же чувствуешь, какой он вкусный и тягучий. Если вдыхать его глубоко, то его снотворные силы проникнут в тебя и тебе останется лишь следить, как ты проваливаешься в сон, все глубже и глубже. Вдохни его глубоко, полной грудью, но не торопись выпускать – пусть он напитает тебя изнутри, а потом, ты потихоньку выпусти его через свой нос – и, возможно, ты заметишь, что струйки воздуха, которые ты выпускаешь, переливаются изумрудным светом. Причем, тебе совсем не обязательно открывать глаза, чтобы видеть их. Ты увидишь их и так. А как только ты поймешь, что видишь их или, хотя бы почувствуешь их, то ты уже будешь уверен, что начинаешь глубоко засыпать. С каждым последующим вдохом ту будешь погружаться в свой сладкий сон все глубже и глубже. Возможно, ты ощутишь, как твое тело становится все тяжелее и тяжелее, так, что даже глубже погружается в твою ароматную подстилку из кленовых листьев...

- а ты, человеческий детеныш, - Белка неожиданно повернулась в сторону, словно там был кто-то еще, - возможно ощутишь, что твое одеяло так сладко и приятно облегает твое тело, что ты чувствуешь себя также уютно и защищено, словно находишься там, где был, пока еще не родился.

Я - сказал Барсук – был совершенно зачарован словами Белки, и подумать тогда не мог, кому же она обращалась, но слова ее так мягко и приятно проникали внутрь меня, что тело мое охотно выполняло все ее указания, хотя голос ее звучал уже где-то совсем вдалеке. Она все говорили и говорила, а мысли мои были уже где-то совсем далеко, так далеко, что я уже, пожалуй, и не мог сказать, о чем они были. Дышал я ровно и глубоко, и с каждым вдохом тело мое все больше и больше становилось неощутимым, словно растворялось во тьме ночи. Глаза мои, казалось, обратились совершенно куда-то вглубь меня… и я с трудом удерживал лишь тоненькую полоску внимания где-то совершенно далеко – на невидимом горизонте. Но держать ее было все труднее и труднее и, через какое-то мгновение, она совсем исчезла… Проснулся я утром, ровно в то самое время, которые было нужно, и чувствовал себя свежим и отдохнувшим, видимо потому что так говорила мне лиловая ночная Белка, когда голос ее удалился, куда то совсем далеко, – сказал Барсук.

Но я уже и сам не был уверен, что слышу Барсука, как и не был уверен, что он вообще приходил ко мне. Неожиданно, мне показалось, что большой пушистый лиловый хвост скользнул по моему лицу, и я провалился туда, в самую глубину сна, чтобы проснуться утром, совершенно готовым к всем нужным и хорошим делам, которые мне предстоит совершить.

Прослушать аудиозапись со сказкой:  


  • Нравится